Закон внутреннего развития
(Критика околомарксистских взглядов на Советскую власть)

1) Классические формулировки

Маркс дал краткую формулу: диктатура пролетариата. По Марксу государство есть организованный в господствующий класс пролетариат (В.И.Ленин. Государство и революция. М., 1984, с.24). Не надо только забывать, что это государство рассматривалась как переходное. Маркс и Ленин учили, что переход от капиталистического общества в коммунистическое общество невозможен без политического переходного периода и государством  этого периода может быть лишь революционная диктатура пролетариата (В.И.Ленин. Государство и революция. М., 1984, с.87). 

Т.е. Советское государство с самого начала себя рассматривала, как временное явление пока существует буржуазия. Вначале предполагалось, что октябрьский переворот подтолкнет социалистическую революцию на западе, т.е. советская государственность не рассматривалась как нечто постоянное. После гражданской войны, когда стало ясно, что период сосуществования капитализма и социализма будет неопределенно долгим, подразумевалось, что может быть, Советский Союз будет расширяться путем принятия новых членов. В любом случае Советский Союз, исходя из коммунистической перспективы, исходя из того, что когда-нибудь государство как аппарат насилия станет вообще ненужным, себя рассматривал как временное явление. В отличие от буржуазии, которая себя рассматривает как вечную, несмотря на все классовые противоречия и катастрофы, которые она порождает. Наиболее знаменитым выражением этих настроений является знаменитая теория Фукуямы о конце истории и не менее знаменитые слова Обамы об исключительности американцев. Т.е. первый исходит из того, что ничего лучшего как капитализм уже не будет другой из того, что государственное устройство США есть лучшее, что придумано человечеством. Между этими теориями нет принципиальной разницы. Но такой взгляд исключает развитие. Наоборот взгляд на социализм как на историческое явление, которое все время развивается и меняется, является наиболее жизнеспособным. Правда, конкретное государство, которое называлось Советский Союз, потерпело крах. Но это доказывает только то, что этот опыт надо осмыслить и сделать надлежащие выводы.

Организационной формой диктатуры пролетариата является Советская власть (В.И.Ленин. Избранные произведения в четырех томах. Том 3. М., 1984, с.183). Диктатура пролетариата означает абсолютную власть трудящихся. Больше ничего это фраза не означает. Диктатура пролетариата подразумевает соединение властей. Как пример берется Коммуна, которая должна была быть не парламентарной, а работающей корпорацией, в одно и то же время и законодательствующей и исполняющей законы (В.И.Ленин. Государство и революция. М., 1984, с.45). Это сказано в 1917 году. В конституции 1918 года в главе седьмой в статье 31 говорится – Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет Советов является высшим законодательным, распорядительным и контролирующим органом. В главе восьмой в статьях 37 и 38 говорится Совету Народных Комиссаров принадлежит общее управление делами Российской Социалистической Федеративной Советской Республики и вообще принимает все меры, необходимые для правильного и быстрого течения государственной жизни  (http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/cnst1918.htm#7). В конституции СССР 1924 года в этом смысле не сказано ничего нового. В главе пятой статье 29 подтверждено, что Президиум Центрального Исполнительного Комитета СССР в период между сессиями Центрального Исполнительного Комитета СССР является высшим законодательным исполнительным и распорядительным органом власти СССР (http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/cnst1924.htm). В 1919 году в Программе Коммунистической партии сказано – Советская власть уничтожает отрицательные стороны парламентаризма, особенно разделение законодательной и исполнительной властей, оторванность представительных учреждений от масс и пр. (КПСС в резолюциях и решениях. Часть первая. М. 1954, с.415).        

Тогда исходили из того, что крупнопромышленное производство организует рабочих, и рабочие оперативно решает свои дела. Именно поэтому диктатура пролетариата, т.е. советская власть, означает одновременно и власть, которая законодательствует и власть, которая исполняет законы. Нельзя забывать, что в те времена, когда диктатура пролетариата встала на повестку дня, парламент был примером говорильни, где произносилось много речей, но трудовому человеку от этих речей было ни жарко, ни холодно. Считалось, что принцип разделения властей олицетворяет власть буржуазии, олицетворяет в конечном итоге бюрократизм. То, что Советская власть породит свой собственный бюрократизм, не было возможным предусмотреть ни в 1905, ни в 1917,1918 годах. Опыт Парижской Коммуны, которая появилась в 1871 году в условиях классовых битв, когда не было времени на длинные речи и все решали конкретные дела, казалось бы, подтверждал вывод, что настоящая пролетарская власть должна соединять в себе и законодательные и исполнительные функции. Также и опыт гражданской войны в России, когда только оперативное реагирование Совета Народных Комиссаров на возникающие трудности спасало положение, казалось бы, подтверждало этот вывод. То же самое можно сказать и о Государственном Комитете Обороны во время Отечественной войны. Нельзя забывать также и о том, что соединение властей при социализме означает, что высшая власть свободна от посторонних экономических интересов, ибо отсутствует частная собственность. Противоположный пример любая даже самая демократическая буржуазная страна, где коррупция является нормой политической жизни. В дальнейшем стало выясняться, что разделение властей существует и внутри самой Советской власти. Но это разделение властей направлено на интересы трудовых коллективов и никак иначе. Но все это было позже.  

Выражение диктатуры пролетариата – это выборы в советские органы власти. Ленин говорит, что социалистическая демократия, т.е. диктатура пролетариата, дает ряд изъятий из свободы по отношению к угнетателям эксплуататорам капиталистам (В.И.Ленин. Государство и революция. М., 1984, с.89). Следовательно, избирателями в советском государстве являются трудящиеся массы (В.И.Ленин. Избранные произведения в четырех томах. Том 3. М., 1984, с.189). В советской конституции 1918 года об этом сказано ясно. В главе тринадцатой в статье 64а указано, что правом выбирать и быть избранными обладали все добывающие средства к жизни производительным и общественно полезным трудом. В статье 65а говорится, что лица прибегающие к наемному труду с целью извлечения прибыли не могут избирать и быть избранными (http://www.tarasei.narod.ru/konst1918.htm). Ленин говорил, что первичной избирательной единицей и основной ячейкой государственного строительства является не территориальный округ, а экономическая, производственная единица (завод, фабрика). По его мнению, эта более тесная связь государственного аппарата с объединенными капитализмом массами передовых пролетариев, помимо создания более высокого демократизма, дает также возможность осуществлять глубокие социалистические преобразования (К.Маркс, Ф.Энгельс, В.И.Ленин. О буржуазной и социалистической демократии. М., 1986, с.241). Эта же позиция была подтверждена в 1919 году в Программе коммунистической партии (КПСС в резолюциях и решениях. Часть первая. М. 1954, с.415).

Ленин говорил, что первичной избирательной единицей является не территориальный округ, а экономическая, производственная единица. Здесь имеется в виду производственный принцип выборов. Производственно-территориальный принцип выборов появился позже. Имеется в виду, что депутат, избранный от трудового коллектива будет всегда заботиться об интересах этого самого коллектива. Для трудового человека в советской системе процедура выборов, т.е. выдвижение его кандидатом в депутаты и может быть избрание депутатом проходит бесплатно. При советской власти каждый депутат связан с каким-либо трудовым коллективом, для него деньги роли не играют. Кандидат в депутаты выдвигается, принимая во внимание его деловые качества личную характеристику. Т.е. трудовой коллектив действует исходя из собственных интересов, никто со стороны не имеющий связи с его экономическими интересами ему не нужен. И соответственно советское избирательное право, как и советское право вообще направлено против буржуазии. В буржуазно-демократической системе власти выборы являются платными. Формально существует избирательное право для всех, но это иллюзия. Наиболее яркий пример Конгресс США, который смело назвать клубом миллионеров. Там никогда не было левых даже в буржуазном понимании. И это только один пример из многих. Буржуазия выборы оплачивает сама, ее деятельность не имеет ничего общего с интересами трудовых коллективов. Именно поэтому в советской системе власти для буржуазии путь в депутаты закрыт, а также для всех кто живет за рубежом. Человек живущий за рубежом не может судить о делах трудового коллектива равно как не может судить об общей обстановке в стране. И именно в этом коренное отличие советского избирательного права от всеобщего избирательного права, что оно направлено против буржуазии на защиту трудовых коллективов. Всеобщее избирательное право как несущественное отбрасывает то обстоятельство, какая форма собственности господствует и потому становится формальной лицемерной. Внешне может казаться, что советская власть вводит какие-то ограничения по сравнению с всеобщим избирательным правом. Но это именно что кажется. В действительности только советская демократия есть настоящая демократия, демократия для тех, кто работает высшая ступень по сравнению с всеобщим избирательным правом, которое в действительности является обманом для трудящихся. 

Теперь о том, может ли пролетариат использовать старый государственный аппарат. Не может. Ленин писал, что освобождение угнетенного класса невозможно не только без насильственной революции, но и без уничтожения того аппарата государственной власти, который господствующим классом создан и в котором это отчуждение воплощено (В.И.Ленин. Государство и революция. М., 1984, с.8). Коммуна доказала что рабочий класс не может просто овладеть готовой государственной машиной и пустить ее в ход для своих целей (В.И.Ленин. Государство и революция. М., 1984, с.37). Стало ясно, что если все прежние революции усовершенствовали  государственную машину, то в действительности ее надо разбить сломать (В.И.Ленин. Государство и революция. М., 1984, с.28-29). Государство есть орган господства определенного класса, который не может быть примирен со своим антиподом (В.И.Ленин. Государство и революция. М., 1984, с.8), т.е. с противоположным враждебным классом. Ленин подчеркивал, что государство есть организованный в господствующий класс пролетариат (В.И.Ленин. Государство и революция. М., 1984, с.24).

Яркий пример уничтоженного прежнего государственного аппарата – это судьба бывшей царской армии, которая участвовала в первой мировой войне, и где руководящий слой состоял или из помещиков или из буржуазии. Бывшая царская армия перестала существовать в огне гражданской войны в 1918 – 1920 годов. Красная и позже Советская армия появилась и сформировалась именно во время гражданской войны и пытаться представить дело так, что Советская армия, которая позже выиграла вторую мировую войну, есть продолжение царской армии это политический абсурд и величайшая глупость. Ленин и Троцкий, которые создали Красную армию (один политически другой фактически) были самыми непримиримыми противниками царской и буржуазной России и их никак нельзя совместить с царским генералитетом. И не меняет дела, что некоторые бывшие царские офицеры и генералы служили сначала военными специалистами затем полноценными офицерами Красной армии. По своей социальной структуре по своему предназначению Красная армия и царская армия – антиподы.

Несколько слов о том, зачем трудящимся диктатура пролетариата. Трудящимся нужно государство лишь для подавления сопротивления эксплуататоров, а руководить этим подавлением, провести его в жизнь в состоянии только пролетариат. Государство есть особая организация силы, есть организация насилия для подавления какого-либо класса (В.И.Ленин. Государство и революция. М., 1984, с.25).

Диктатура пролетариата нужна, чтобы защитится. Появление ЧК в конце 1917 года было не от хорошей жизни. Прежняя власть рухнула, новая еще только создавалась. Сознательная контрреволюция переплелась с обычным бандитизмом и ясно было, что надо что-то делать. Нужна была организация, которая действовала бы исходя не из формального права, а из практической целесообразности и защищала не интересы вообще всех пострадавших, а интересы в первую очередь пролетариата. Из него она и формировалась. И эту задачу – защиту интересов пролетариата ЧК выполнил блестяще. Вооруженная контрреволюция была подавлена наиболее жестокие формы бандитизма также. Правда борьба с бандитизмом продолжалась еще несколько десятилетий, но непосредственную угрозу Советской власти он уже не представлял. Деятельность ЧК в 1918-1920 годах – это диктатура пролетариата в чистом виде. 

Другой пример уже в наши дни это подавление очага бандитизма на территории Чечни примерно пятнадцать лет назад. И хотя это пример, когда защищается едва родившееся капиталистическое государство, но очень наглядный. Государство всегда подавляет чьи-либо интересы во имя других интересов. Государство всегда защищает интересы какого-либо класса или группировки, и оно совершено не годится для задач другого класса или другой группировки. Как, например, буржуазно-демократический государственный аппарат Сирии совершено не годится для террористических целей ИГИЛ. Наоборот победа ИГИЛ грозит ему полным уничтожением. Все эти выводы тем более годится для социалистического государства, которое в принципе несовместимо с господством буржуазии.   

Еще несколько слов, зачем диктатура пролетариата. Мелкобуржуазная стихия борется против Советской власти двояко: действуя извне, заговорами и восстаниями потоками лжи и клеветы в печати, с другой стороны эта стихия действует изнутри, используя всякий элемент разложения, всякую слабость для подкупа, для усиления недисциплинированности, распущенности, хаоса. Борьбу с мелкобуржуазной стихией нельзя вести только пропагандой и агитацией борьбу надо вести и принуждением (В.И.Ленин. Избранные произведения в четырех томах. Том 3. М., 1984, с.184).  

Эти слова Лениным были сказаны в 1918 году. И пример из недавнего прошлого. Наверное, никто не станет отрицать, что в последние годы Советской власти наблюдалось всеобщее разложение. Мелкое воровство на рабочем месте с одной стороны лозунги абстрактной демократии и абстрактной независимости с другой. Высшим выражением этой странной независимости была независимость России от Советского Союза. Эта идея вообще попахивала политической шизофренией. Издевательство на бытовом уровне, например, зачем пограничники чего они все время проверяет, кто здесь собирается воевать. И эти разговоры шли, когда уже происходили кровавые события в Азербайджане Грузии, когда в страну уже ехали всякого рода эмиссары консультанты якобы туристы. И интеллигенция всему этому самозабвенно радовалась, бездумно разрушая все, чему сама десятилетиями служила. Что лишний раз показало, что интеллигенция не является самостоятельной социальной группой и лишний раз доказало, что если нет партийного, т.е. классового сознания начинается анархия стихия, что тогдашняя интеллигенция и продемонстрировало. И эта мелкобуржуазная стихия представляет не меньшую опасность, чем организованная преступность на уровне первого секретаря и против нее именно и нужна была диктатура пролетариата.   

Учение о классовой борьбе, примененное Марксом к вопросу о государстве и о социалистической революции, ведет необходимо к признанию политического господства пролетариата, его диктатуры, т.е. власти, не разделяемой ни с кем (В.И.Ленин. Государство и революция. М., 1984, с.26). 

Что полностью подтвердила история советского государства коалиция большевиков с левыми эсерами. Левые эсеры, т.е. эсеры, отколовшиеся от своей партии и не просто подержавшие лозунг передачи земли крестьянам, но и подержавшие провозглашение Советской власти вместе с коммунистами вошли в состав советского правительства. Вместе разгоняли Учредительное собрание. Но не поддержали подписания Брестского мира в марте 1918 года, посчитав это предательством. Также не приняли организацию на деревне комитетов бедноты, так как это решение выбивало из под них почву – левые эсеры опирались на середняков. Все это привело к мятежу левых эсеров в июле 1918 года. Тем самым доказывалось, что длительное сосуществование в политической жизни, например в одном правительстве коммунистов и мелкобуржуазных демократов невозможно. Мелкобуржуазны демократы всегда в крайних случаях, когда классовые противоречия обнажаются до крайности, и когда надо защищать интересы пролетариата или беднейших слоев населения как главные, всегда становится на сторону тех, у кого есть частная собственность как в случае с организацией комитетов бедноты. Тем самым доказывалось, что пролетариат не может делить власть с мелкобуржуазными слоями населения. Он может учитывать их экономические интересы (и обязан это делать, если хочет сам сохраниться как ведущая политическая сила), но не может делить с ними власть пока они остаются мелкобуржуазными. 

Ленин был убежден, что весь сознательный пролетариат будет с нами в борьбе за свержение буржуазии, за разрушение буржуазного парламентаризма, за демократическую республику типа Коммуны или республику Советов рабочих и солдатских депутатов, за революционную диктатуру пролетариата (В.И.Ленин. Государство и революция. М., 1984, с.120). Революция разбила чиновничий аппарат, не оставила на нем камня на камне, прогнала всех старых судей, разогнала буржуазный парламент – и дала гораздо более доступное представительство именно рабочим и крестьянам, их Советами заменили чиновников, или их Советы поставили над чиновниками, их Советы сделали избирателями судей (В.И.Ленин. Избранные произведения в четырех томах. М. 1984, т.3, с.315).         

Ясно, что такая власть будет популярна среди трудящихся, что полностью подтвердил ход событий. Люди поверили новой власти, после того как крестьяне получили землю рабочие взяли власть в городах, и в январе 1918 года было разогнано Учредительное собрание, как отказавшиеся признать Советскую власть. До весны 1918 года советская форма власти распространилось по всей территории России. После была гражданская война. И она была выиграна только потому, что крестьяне, которые тогда составляли большинство населения, получили землю. После гражданской войны начала проводится новая экономическая политика, крестьяне получили возможность торговать своей продукцией, возродилась торговля в городах, начали обращать внимание на личный интерес рабочего. Положение стабилизировалось. За рубежом в Европе было примерно тоже самое. Советская власть существовала в Прибалтике в Венгрии в Германии, нечто похожее было в Италии и дело шло к этому в Англии. Нет лучшего доказательства, что советская форма власти была популярной.   

Как действует Советы, т.е. органы самоуправлений трудящихся не связанные с частной собственностью очень хорошо видно на примере самих Советов, когда они еще не были правящими. Советы с конца февраля до октября 1917 года, т.е. при господстве меньшевиков расходились с «общегосударственными» (т.е. буржуазными) учреждениями (В.И.Ленин. Избранные произведения в четырех томах. М. 1984, т.3, с.331). Это наблюдения Ленина. Сама логика событий толкала защищать и выражать интересы трудящихся независимо от воли «верхов» и это сразу входило в противоречие с интересами буржуазии. Именно поэтому если меньшевики или эсеры, иначе говоря, мелкобуржуазные демократы оказывались во главе Советов, они всегда стремились свести их к буржуазному парламентаризму, т.е. только к законодательной власти. Иначе говоря, Советская власть по сути своей неотделима от интересов трудящихся и как таковая не может не пользоваться среди них популярностью. 

О соотношении формального права и необходимостью каких-нибудь действий в политике. Ленин говорил. Необходимо понимать, что интересы революции стоят выше формальных прав буржуазного учреждения. В примере Ленина – Учредительного собрания. Формально-демократическая точка зрения и есть точка зрения буржуазного демократа, который не признает, что интерес пролетариата и пролетарской классовой борьбы стоит выше (В.И.Ленин. Избранные произведения в четырех томах. М. 1984, т.3, с.330). 

Разгон Учредительного собрания в 1918 году диктовался тем, что настроения общества на момент совершения октябрьского переворота и настроения общества несколько месяцами раньше, когда состоялись выборы в Учредительное собрание, кардинально различались. Конечно, с точки зрения буржуазного права разгон Учредительного собрания незаконен. Но с точки зрения революционной целесообразности вполне законен. Никто во время революции не смотрит на право. 

Для иллюстрации можно привести пример из относительно недавней истории. Интересы сохранения социализма в 1989-1991 годах требовали не пост президента создавать, а разогнать Верховные Советы союзных республик, например Верховные Советы Прибалтики или Грузии. Т.е. законодательные органы союзных республик, где победили сторонники буржуазии. Тем более, что тогдашние законы позволяли это сделать. В статье 119 главы 15 конституции СССР 1977 года сказано что Президиум Верховного Совета СССР осуществляет в пределах, предусмотренных Конституцией, функции высшего органа государственной власти (http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/cnst1977.htm#v). В статье 121 сказано, что Президиум Верховного Совета СССР обеспечивает соответствие конституции и законов союзных республик Конституции и законам СССР (4), отменяет постановления и распоряжения Совета Министров СССР и Советов Министров союзных республик в случае несоответствия их закону (7) (http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/cnst1977.htm). Что может быть яснее. Вполне можно было отменить все постановления Верховных Советов союзных республик и не просто отменить, но и распустить сами эти Верховные Советы. Например, издать указ, отменяющий соответствующие постановления распускающий Верховные Советы и вводящий временное управление от имени Президиума Верховного Совета СССР. Конечно, одновременно с продуманной репрессивной политикой направленной на восстановление советской государственности. Иначе никак. Игра в указы без репрессии и есть формальный подход. Когда буржуазия рвется к власти ее можно остановить только силой. Впечатление, что никто не читал конституции СССР. Или не понял. И хотя это пример не совсем из области формального права это пример доказывающий, что советские законы и буржуазное право несовместимы, что само право есть понятие относительное. С точки зрения буржуазного права само существование социалистического государства является незаконным и никакой формально-абстрактный подход здесь не годится. Каждый класс имеет свое право. 

Кстати, что касается условности права, то буржуазия действует точно также. Как только появляется угроза ее интересам, сразу появляется призрак фашизма. Фашизм есть открытая диктатура буржуазии, когда отбрасывается всякая буржуазно-демократическая оболочка. Но буржуазное общество не может об этом заявить открыто не может сказать, что вводит диктатуру меньшинства населения над большинством диктатуру в интересах крупных собственников. Советская власть может заявить, что вводит открытую форму диктатуры пролетариата в интересах трудового большинства против меньшинства. Правда, в капиталистических странах предусмотрено чрезвычайное положение. Но о фашизме не говорится. Но каждому знакомому с реальной действительностью и хоть немножко с историей ясно, что военное или чрезвычайное положение в капиталистической стране есть если еще не сам фашизм, то шаг к нему. Формально-правовой или буржуазно-демократический подход есть лицемерие. Права стоящего над классами не существует.    

Ленин усматривает признак новой государственной «машины» в том, что подавляющим органом является здесь уже большинство населения, а не меньшинство, как бывало всегда. А раз большинство народа само подавляет своих угнетателей, то особой силы для подавления уже не нужно. В этом смысле государство начинает отмирать (В.И.Ленин. Государство и революция. М., 1984, с.43). 

Но на практике получилось не совсем так, что доказал опыт гражданской войны в 1918-1920 годах. Сопротивление началось сразу, т.е. старый государственный аппарат начал войну против тех, кого считал узурпаторами бандитами, т.е. против тех, кто посмел защищать свои права. Глазами рабочих и трудового крестьянства господа снова хотели сесть на шею. Т.е. здесь противоположность по существу и старый государственный аппарат никак не мог помочь рабочим и крестьянам в удовлетворении их требований. Но сопротивление бывших было удесятерено осознанием того, что их дело кончено, а также вмешательством из-за рубежа. Кроме того, на их стороне был опыт подавления трудящихся масс и знания. Поэтому, несмотря на то, что большинство народа подавляло меньшинство, понадобился свой специфический высокопрофессиональный государственный аппарат. В результате гражданской войны сложилась парадоксальное положение, которое не было предусмотрено. Капиталистическое окружение, т.е. буржуазия, осталась, и от нее надо было защищаться, как от внешнего врага. В то же время Советская власть не была разгромлена. В результате получилось сосуществование капиталистического и социалистического мира, что означало, что Советское государство как орган для подавления буржуазии в интересах пролетариата еще сохранится надолго.  

Можно суммировать. Советская власть это диктатура пролетариата его политическое выражение. Диктатура пролетариата в свою очередь это власть не связанная никакими буржуазными законами, в том числе и международным правом, если говорить о сегодняшних днях и действующая исключительно в своих интересах исходя из революционной и вообще политической целесообразности. Диктатура пролетариата сама себя рассматривает, как временное явление необходимое для переходного периода, чтобы защитить себя от посягательств буржуазии и который продлится до тех пор, пока будет существовать сама буржуазия. И тут необходимо уточнить один момент. Советская власть есть политическая форма диктатуры пролетариата. Это так. Но она останется и тогда когда диктатура пролетариата исчезнет, т.е. тогда когда исключительная власть рабочего класса превратится во власть вообще всех трудящихся и тем самым понятие диктатуры пролетариата как власти одного класса потеряет смысл. И в этих условиях Советская власть сохранится как власть трудящихся как органы самоуправления. Но это все будущем. В нынешней условиях появление Советской власти диктатуры пролетариата означает уничтожение ликвидацию теперешней системы управления теперешнего государства, ибо капиталистическое государство не может осуществить задачи социалистического строительства. Даже если некоторые функции будут похожие. Трудящиеся должны иметь свой государственный аппарат. Другое дело, что само понятие Советской власти оказалось гораздо сложнее, чем представлялось ранее. Какого экономическое содержание Советской власти никто не знал. Также как не было известно, что принцип разделения властей присущ и Советской власти. Но это следующая тема анализа.