Закон внутреннего развития
(Критика околомарксистских взглядов на Советскую власть)

Warning: "continue" targeting switch is equivalent to "break". Did you mean to use "continue 2"? in /var/www/u1143485/public_html/zakonomernost.su/templates/svetaine4/functions.php on line 194

Вопрос о советской государственности

В предыдущей работе – Плановый способ производства я говорил о скрытых экономических законах, которые погубили прежнее советское общество. Самое интересное, что этого кажется, никто не осознает. Но если были какие-то непознанные экономические законы, то это должно отражаться и на политической форме этого способа производства на советской власти. Ясно, что форма советской власти зависит от уровня развития планового хозяйства от уровня развития производительных сил. Незрелым общественным отношениям прежнего планового хозяйства, когда плановое хозяйство начало жить автономной жизнью соответствовали незрелые формы прежней советской власти. Незрелым не в том смысле, что Россия была слишком неразвита для социализма, о чем говорили многие противники, а в том смысле, что никто тогда не знал, как создавать общество без частной собственности кроме самого общего понимания. Соответственно не знали, какой должна быть советская власть также кроме общего понимания, что она направлена против буржуазии. Опыт показал, что существовали экономические закономерности, которые если не познаны, делают советскую власть формальной. Существовал плановый кругооборот, который никак не сочетался с хозяйственной самостоятельностью предприятий. Соответственно и работа депутатов как представителей трудовых коллективов делалась бессмысленной, депутаты просто штамповали решения партийных комитетов, которые сами были частью хозяйственного механизма. Только зрелое состояние планового хозяйства дает возможность познать его закономерности. Опыт показал, что плановый кругооборот «зацикленный» на самом себе ведет к отрыву денежной массы от массы товаров к замедлению экономического развития и, в конце концов, к остановке экономического развития. Значит надо выделить трудовой коллектив как экономическую единицу. Сразу становится ясным, что планирование должно быть не просто связано с трудовыми коллективами, но и должно сочетаться с их хозяйственной самостоятельностью. Т.е. плановый оборот никуда не исчезает, только меняет свои формы. Но тем самым и депутаты как представители трудовых коллективов приобретает самостоятельное значение. Работа депутатов должна подкрепляться тем, что их работа будет оплачиваться из фонда заработной платы трудового коллектива, где они были выдвинуты кандидатами в депутаты. Так как раньше считалось, что депутатские обязанности выполняются бесплатно. Словом уровень развития планового хозяйства напрямую отражается на советской власти и определяет ее структуру.  

Накопленный опыт позволяет поднять ряд вопросов, которые раньше даже не могли возникнуть. Например. Чем отличается советская власть от буржуазного парламентаризма, если и там и там существует разделение властей? Надо напомнить, что Ленин считал особенностью советской власти соединение властей. И соответственно чем был вызван отказ от принципа соединения властей? Какое место занимает планирование в системе советской власти? Опыт бывших социалистических стран показал, что социалистическое хозяйство без планирования не существует. Но нигде планирование ни в одной социалистической стране не была выделено как неотъемлемая особенность социалистического хозяйства что, безусловно, является ошибкой. Должна ли работа депутата оплачиваться? Современному читателю надо напомнить, что в прежние советские времена деятельность депутата считалось бесплатной, она была как бы общественной нагрузкой к основной работе. Такой подход доказал свою неэффективность. Но чем он был вызван? Вопрос как избирается депутат при советской власти, является одним из ключевых признаков, чем советская власть отличается от буржуазного парламентаризма. Какое место занимает программа коммунистической партии в системе советской власти? Этот вопрос вообще никогда и нигде не поднимался. Хотя по идее программа правящей компартии должна обеспечить преемственность политики и поэтому ее существование должно быть основой всего наряду с конституцией страны.                   

Нетрудно заметить, что эти вопросы и ответы на них раскрывает структуру советской власти ее отличие от буржуазного парламентаризма. Но надо понимать, что до определенного времени эти вопросы не могли возникнуть в принципе. Раньше никому и в голову не могло прийти, что в плановом хозяйстве существовали непознанные экономические закономерности, о которых ни Ленин, ни Сталин ничего не сказали. И не только по причине отсутствия всякого опыта. Ленин оставил теоретические контуры нового общества. При Сталине плановое хозяйство достигло вершины своего развития. Но понадобился спад замедление экономического развития, чтобы стали видны внутренние закономерности самого планового хозяйства, о которых раньше ничего не было известно. И соответственно только тогда стало возможным понять, какой должна быть советская власть.

В связи с этим необходимо коротко вспомнить историю развития советской власти. Ленин говорил, что первичной избирательной единицей и основной ячейкой государственного строительства является не территориальный округ, а экономическая, производственная единица (завод, фабрика) (К.Маркс, Ф.Энгельс, В.И.Ленин. О буржуазной и социалистической демократии. М., 1986, с.241). Эта мысль выражена в конституции 1918 года, когда буржуазным элементам было запрещено избирать и быть избираемыми. И для сравнения конституция 1936 года. В главе одиннадцатой в статье 141 говорится. Кандидаты при выборах выставляются по избирательным округам. Право выставления кандидатов обеспечивается за общественными организациями и обществами трудящихся: коммунистическими партийными организациями, профессиональными союзами, кооперативами, организациями молодежи, культурными обществами (http://www.tarasei.narod.ru/konst1936.htm).

Трудовые коллективы были отстранены от участия в политической жизни, они даже не могли избирать депутатов. Правда, кандидаты в депутаты выдвигались в трудовых коллективах. Но они выдвигались именно в трудовых коллективах, а не от трудовых коллективах. Хотя когда создавалось советская власть, она создавалась именно как представительство трудовых коллективов. В этом смысле советской власти не было. Или, по крайней мере, она была ограничена в своих возможностях, был не до конца раскрыт потенциал советской власти. 

Но было ещё одно отличие между двумя конституциями. В конституции 1918 года в главе седьмой в статье 31 говорится – Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет Советов является высшим законодательным, распорядительным и контролирующим органом. В главе восьмой в статьях 37 и 38 говорится Совету Народных Комиссаров принадлежит общее управление делами (http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/cnst1918.htm#7). Как пример Ленин брал Коммуну, которая была уже не парламентарной, а работающей корпорацией, в одно и то же время и законодательствующей и исполняющей законы (В.И.Ленин. Государство и революция. М., 1984, с.45). Т.е. в ранней советской власти в конституции 1918 года воплощен принцип соединении властей. Но в конституции 1936 года в статье 32 сказано. Законодательная власть осуществляется исключительно Верховным Советом СССР. В главе пятой статья 64 сказано. Высшим исполнительным и распорядительным органом государственной власти СССР является Совет Министров СССР. В статье 104 сказано. Верховный Суд СССР является высшим судебным органом. На Верховный Суд СССР возлагается надзор за судебной деятельностью судебных органов СССР, а также судебных органов союзных республик в пределах, установленных законом (http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/cnst1936.htm).

Это классическое разделение властей. И если отказ от принципа соединения властей можно объяснить экономической необходимостью, так как требовались постоянные законы, что невозможно сделать, когда осуществляется принцип соединения властей, то отстранение трудовых коллективов от участия в политической жизни делало советскую власть наполовину фикцией. Но это не умаляет значения конституции 1936 года, так как появился практический опыт, и стали видны иллюзии 1918 года.    

Но теоретическое развитие не ограничивается 1936 годом. В 1936 году Сталин, говоря о проекте конституции, сказал. В Союзе ССР есть только два класса рабочие и крестьяне, чьи интересы не только не враждебны, но напротив – дружественные (И.Сталин. Вопросы ленинизма. Каунас. 1946. С.515. На литовском языке). Программа КПСС 1961 года повторила этот тезис. В СССР остались два дружественных класса – рабочий класс и крестьянство (XXII съезд коммунистической партии Советского Союза. Том 3. М. 1962, с. 237). И сделало вывод. Коммунизм – это бесклассовый общественный строй с единой общенародной собственностью на средства производства (XXII съезд коммунистической партии Советского Союза. Том 3. М. 1962, с. 274). Следовательно, государство, которое возникло как государство диктатуры пролетариата, превратилось на новом, современном этапе в общенародное государство (XXII съезд коммунистической партии Советского Союза. Том 3. М. 1962, с. 303).

Если бы еще добавили, что общенародное государство продолжает выступать, как диктатура пролетариата по отношению к внешней буржуазии то было бы совсем хорошо. Не возникло бы теоретической путаницы, когда нынешние коммунисты думают, что тогдашнее руководство КПСС во главе с Хрущевым чуть ли не отказалось от коммунистической перспективы. Конечно, то, что не было уточнения насчет буржуазии ошибка. Но творцов Программы КПСС от 1961 года можно понять. В 1936 году было констатировано, что не осталось враждебных классов. В 1961 году после первых пятилеток после победы в войне после послевоенного восстановления вывод об общенародном государстве казался вполне логичным. В самом тезисе об общенародном государстве в тогдашних конкретных советских условиях 1961 года нет ничего ревизионистского.

Далее о конституции 1977 года. Здесь явная преемственность с Программой КПСС 1961 года. В преамбуле конституции 1977 года тезис об общенародном государстве был повторен. Там сказано. Выполнив задачи диктатуры пролетариата, Советское государство стало общенародным. И сделан вывод, что в СССР построено развитое социалистическое общество (http://constitution.garant.ru/history/ussr-rsfsr/1977/red_1977/5478732/). В то же время в этой конституции по сравнению с конституцией 1936 года вернулись к трудовым коллективам. В главе 13 статье 100 говорится о праве трудовых коллективов выдвигать кандидатов в депутаты. Наряду с другими организациями: коммунистической партией Советского Союза, профессиональных союзов и т.д. (http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/cnst1977.htm#v).

Т.е. исходя из тезиса об отсутствии враждебных классов, делали вывод, что сформировалась бесклассовое общество. Только надо было добавить, что общенародное советское государство продолжает выступать как государство диктатуры пролетариата по отношению к внешним врагам и к внутренним, например, по отношению к взяточником. Т.е. творцы конституции 1977 года сделали ту же ошибку, как и создатели Программы КПСС от 1961 года. В то же время в конституции 1977 года старались подчеркнуть роль трудовых коллективов как в конституции 1918 года. Все это доказывает, что шли теоретические поиски, что все время искали точные формулировки, как выразить суть Советской власти. 

Все эти политические процессы постоянные корректировки советской власти показывали, что за ними скрывается непонятая экономическая природа советской власти. Понятие Советской власти и принцип соединения властей как ее признак эволюционировали от полного отказа от формально-правового подхода до понимания необходимости постоянных законов. Т.е. пришли к пониманию принципа разделения властей в самой советской власти. Следующим шагом должна была стать реформа советской власти, по своему значению сопоставима с принятием конституции 1936 года вместо конституции 1918 года. Хотя тогда в 1936 году никто не говорил о реформе советской власти, но по сути это была именно реформа. Во время перестройки после семидесятилетнего практического развития требовалось признание материальной заинтересованности депутата его неразрывной связи с трудовым коллективом в смысле зависимости заработной платы депутата от фонда заработной платы трудового коллектива. Такая реформа была бы огромным шагом вперед. Депутат – это представитель трудового коллектива быть депутатом должно быть выгодно и он должен чувствовать себя властью. Но такая реформа означало признание материальной заинтересованности не только в экономике, но и в политике что, казалось бы, входило в противоречие с наследием Ленина.        

Коммунисты старшего поколения такой диалектический взгляд не воспринимают, социализм советскую власть они понимают в тех формах, которые сложились во времена Сталина. Они не признают, что товарно-денежные отношения и социализм совместимы, не понимают, что теорию советской власти надо создавать заново, придерживаются бессмысленного деления на рыночный и нерыночный социализм, вместо того чтобы посмотреть, что диктуется жизнью. Самое неприятное в этой ситуации, что это люди сами по себе и идейные и честные знающие не понаслышке советскую действительность. Но эти ошибки повторяет и молодые, которые стремится разобраться, что произошло и что делать, но которые некритически воспринимают советскую статистику, о советском прошлом знают только по рассказам и перенимают иллюзии и догмы старших. Т.е. налицо разрыв поколений, что грозит серьезными проблемами. Старшее поколение видело советскую действительность, но не понимало, что видело, их никто не учил теоретическому мышлению. Молодые не видели и отсюда неизбежная идеализация и ошибки. И этот разрыв необходимо «закрыть» иначе не будет никакого развития вперед.