Закон внутреннего развития
(Критика околомарксистских взглядов на Советскую власть)

Warning: "continue" targeting switch is equivalent to "break". Did you mean to use "continue 2"? in /var/www/u1143485/public_html/zakonomernost.su/templates/svetaine4/functions.php on line 194

6) Конституционное устройство новой Советской власти

Тогда существовали иллюзии насчет сознательности большинства рабочих насчет того, как они будут управлять своим государством. В 1919 году было сказано, что первичной избирательной единицей и основной ячейкой государственного строительства является не территориальный округ, а экономическая, производственная единица (завод, фабрика) (К Маркс, Ф. Энгельс, В.И.Ленин. О буржуазной и социалистической демократии. М., 1986, с.241). В том же году это подтверждено в Программе коммунистической партии (КПСС в резолюциях и решениях. Часть первая. М. 1954, с.415). По мнению Ленина, эта более тесная связь государственного аппарата с объединенными капитализмом массами передовых пролетариев, помимо создания более высокого демократизма, дает также возможность осуществлять глубокие социалистические преобразования (К.Маркс, Ф.Энгельс, В.И.Ленин. О буржуазной и социалистической демократии. М., 1986, с.241). Как продолжение этой ясной классовой позиции была позиция Ленина как рабочие должны управлять государством. В том же 1918 году Ленин говорил: целью нашей является бесплатное выполнение государственных обязанностей каждым трудящимся по отбытия 8-часового «урока» производственной работы. Чтобы избежать бюрократизма предполагалось привлекать всех членов Советов к практическому участию в управлении (В.И.Ленин. Избранные произведения в четырех томах. Том 3. М., 1984, с.189).  

Современному читателю необходимо пояснить, почему думали, что первичной избирательной единицей является завод. Исходили из того, что крупнопромышленное производство организует рабочих, а классовая борьба делает их сознательными. И только такие рабочие могут быть последовательными защитниками социализма защитниками интересов рабочего класса и вообще всех трудящихся. Но личный материальный интерес рабочего на тот момент не рассматривался. Ленину представлялось, что сам факт, что рабочие бесплатно и поочередно занимаются государственной деятельностью, т.е. не заинтересованы делать карьеру чиновника, служит гарантией против бюрократизма. Оказалось иллюзия. Мнение, что рабочий человек после отбытия 8-часового производственного урока еще пойдет бесплатно заниматься государственной деятельностью, оказалось ошибочной. Рабочий после отбытия 8-часового «урока» производственной работы не может идти и сразу заниматься качественно иной деятельностью. Хотя бы потому, что законодательная деятельность это профессия и для нее, как и для любой другой профессии требуются знания и навыки. Конечно, бюрократизм – это зло. Но это зло неизбежно его невозможно избежать, можно только контролировать и по возможности уменьшать. 

Несколько слов о том, как советская власть выглядела в действительности. Нынешнее поколение, наверное, не совсем представляет, что такое депутатская деятельность в советское время. Она осуществлялось бесплатно без отрыва от производства. Т.е. деятельность депутата была как бы общественной нагрузкой к основной работе. Считалось, что представители трудовых коллективов управляют государством в своих интересах, именно поэтому депутатская деятельность не оплачивалась за исключением руководящих должностей. В то же время депутаты обладали реальными правами. Например, могли сделать запрос, на который были обязаны ответить. Могли добиться постановления местной власти или Совета Министров СССР о строительстве какого-либо объекта или дороги, словом того, что не было запланировано. Депутата не могли арестовать без согласия других депутатов. Но депутаты не чувствовали себя властью это было больше почетным званием. Одна из причин была та, что партийные комитеты занимались не столько партийными вопросами не выработкой общих вопросов не стратегическими направлениями, а хозяйственными вопросами. Директора предприятий, решая свои вопросы, напрямую контактировали с партийными органами, минуя местную советскую власть. Естественно в таких условиях советская власть оказывалась, где-то в стороне ее влияние и возможности уменьшались. В реальной жизни слишком многое зависело от доброй воли директора того предприятия, где депутат работал и от партийного аппарата. Партийный аппарат мог заступиться за директора предприятия, который мешает депутату, работающему на его предприятии исполнять депутатские обязанности, якобы от этого страдает производство. Поэтому депутаты не чувствовали себя властью. И такой порядок сохранялся вплоть до развала Советского Союза.    

На это «наложилось» и отсутствие партийной демократии. Если в правящей партии, где есть партийная дисциплина, нет партийной демократии, то получается абсолютная власть у тех, кто осуществляет эту самую партийную дисциплину. Рядовые члены партии обладали такой же властью, как и депутаты, т.е. никакой. Хотя рабочие инженеры колхозники составляли большинство выборных членов ЦК и нижестоящих партийных комитетов, но секретарями ЦК из их числа всегда избирались те, у кого уже был богатый опыт партийной работы. Необходимо пояснить, что хотя секретари ЦК сами были из тех же самых рабочих и колхозников, но они становились секретарями только после многолетней работы в партийном аппарате. Никогда не становился секретарем ЦК просто так только потому, что он избран членом ЦК. И это было правильно. Но в условиях отсутствия партийной демократии получалось, что партийный аппарат избирает сам себя, потому что всегда избирались только те, кого предложил партийный аппарат, не было никаких обсуждений конкуренции борьбы мнений. Голосование среди членов ЦК, когда избирался секретарь ЦК, было открытым, не было тайного голосования. Естественно такая ситуация в партии, которая является правящей и где сильна партийная дисциплина, отразилась и на государственной власти. Советская власть здесь проявлялось в том, что именно Верховный Совет принимал законы, а не кто-либо иной. Но это и все. Дискуссии среди депутатов Верховного Совета по поводу тех или иных действий правительства не было. Как их не было и среди членов ЦК. 

В будущей Советской власти структура власти должна быть иной. Территориально-производственный принцип выборов, т.е. кандидаты в депутаты выдвигались в трудовых коллективах, был совершено правильный и его следует возродить. Т.е. интересы трудовых коллективов необходимо выделить как главные в системе советской власти. Но сам факт того, что в прежней советской власти депутатами были выходцы из трудовых коллективов, что у них не было частной собственности, что они были честными – все эти факты в совокупности, и каждый по отдельности не защитил интересы трудовых коллективов и не спасли Советскую власть от саморазрушения. Чтобы депутаты обладали реальной властью, когда директор предприятия зависит от них, а не наоборот депутатскую деятельность следует признать профессией. Следовательно, требуется реформа Советской власти. 

Советская республика это республика трудящихся или как раньше бы сказали республика рабочих и трудового крестьянства. Советская власть выражает и отражает экономический интерес трудового человека, выражает и гарантирует возможность зарабатывать. Конечно только в соответствии с результатами труда. Советская власть это совет, съезд представителей трудовых коллективов и только так она и должна рассматриваться. Кандидаты в депутаты выдвигаются в трудовых коллективах, и затем выборы по территориальному признаку и никак иначе. Но уже избранный депутат на все время сохраняет связь с предприятием, от которого он выдвинут. В смысле поощрения трудовым коллективом своего депутата. Зарплата депутата должна зависеть от фонда заработной платы предприятия. И неважно депутат выдвинут, скажем, от союза мелких кооперативов или от крупного предприятия работает в местном совете или в Верховном Совете. Важен сам принцип. Что сразу сделает депутатов активными. Т.е. никакая золотая молодежь никакие предприниматели, иначе говоря, никто со стороны не имеющий связи с трудовым коллективом не может стать депутатом. Депутат это представитель трудового коллектива и только. Любая ликвидация в какой-либо форме трудового коллектива приватизация аренда или что-то ещё автоматически должно означать, что депутат перестает быть депутатом. Из этого правила не должно быть исключений. Т.е. любая попытка подкупить депутата становится бессмысленной, ибо подкупить одного депутата не имеет смысла. Подкупать надо сразу всех. Но если подкуп приобретет массовый характер, это неизбежно станет известным и трудовой коллектив отзовет депутата. Т.е. быть депутатом должно быть выгодно. С другой стороны над депутатом постоянно должна висеть дамоклов меч, что он будет отозван трудовым коллективом. Зависимость депутата от трудового коллектива должно дополниться самоуправлением трудового коллектива. Необходимо возродить производственные совещания, которые существовали в период нэпа. Или возродить закон о трудовых коллективах принятый в 1983 году. Но он не успел «пустить корни». Или быть может появиться какая-то другая форма самоуправления трудовых коллективов продиктованная жизнью. Т.е. стимулирование трудовым коллективом своего депутата должно дополниться рабочей демократией на производстве. Высший орган власти – съезд Советов, т.е. съезд представителей тех самых трудовых коллективов. 

Связку личная заинтересованность рабочего инженера – личная заинтересованность депутата – полная зависимость депутата от трудового коллектива следует дополнить планированием. План – это выражение в социалистическом государстве экономических интересов трудящихся. Кроме того, он нужен, чтобы деятельность депутатов не превратилась в хаос. Но чтобы планирование отражало не только интересы предприятий, но и интересы общества, чтобы после утверждения плана в него не начали вноситься под разными предлогами разные изменения и т.д. – Госплан наряду с правительством следует записать в конституции как отдельный орган власти. Записать в конституции, чтоб его не было возможным упразднить просто так в угоду политической конъюнктуре. Госплан должен следить, чтобы формула план – предприятие опять не превратилась в замкнутый цикл, который работает на себя, а не на рынок. План вносит стабильность и дает направление. А также гарантирует воспроизводство экономики. Особенно если он соединен с интересами трудовых коллективов. То, что стало камнем преткновения во время перестройки. Нужно было не приватизацию проводить, а реформу планирования. Но невежество в лице демократов об этом не подумала. Далее «вниз» идет договора между предприятиями заказы и подзаказы вплоть до промышленной кооперации. Государственный заказ означает хорошую зарплату для рабочего и тем самым означает повышение платежеспособности населения. Депутаты от трудовых коллективов соревнуются между собой как распределить государственный заказ, а Госплан, стоящий в стороне за этим присматривает. Просто и ясно. Сам план должен быть и выгоден и обязателен, чтобы предприятия сами выходили с предложениями о государственном заказе. Т.е. планирование не должно «покрывать» всю экономику. Оно может «перемещаться» по мере надобности охватывая или крупные предприятия, которые, и созданы для какой-то целевой задачи и группы более мелких предприятий, где план может быть не постоянный «гость» и т.д.

Можно делать выводы. Планирование является такой же неотъемлемой чертой советской власти, как опора на трудовые коллективы. Наиболее точно это выразил Че Гевара сказавши – централизованное планирование – это способ бытия социалистического общества, его определяющая категория (Эрнесто Че Гевара, статьи, выступления, письма. М., 2006, с.429). Хотя в самой Кубе из-за резких поворотов в политике планирование не успело принести действительно положительных результатов. Сперва ввели, затем отказались. Затем снова ввели. Но как бы там не было именно планирование и делает социализм социализмом. Похожие мысли есть и у Ленина в статье «О придании законодательных функции Госплану». Хотя Ленин и не знал, с какими проблемами придется столкнуться. В статье Ленин говорил о Госплане как об учреждении, где собраны эксперты, чтобы избежать ошибок. Тем не менее, несмотря на столь авторитетные мнения, Госплан нигде ни в одной социалистической стране не был выделен как особое учреждение, которое неотделимо от функционирования социалистической экономики, которое обязано следить, чтобы план опирался на трудовые коллективы. Сам Госплан не формирует экономическую политику. Экономическую политику формирует ЦК партии, депутаты ее законодательно оформляет и со своей стороны ее контролирует, а осуществляет правительство, а Госплан за ней только присматривает. Следит за возможными ошибками, следит за тенденциями, которые не были предусмотрены, следит за тем, чтобы план выполнялся, так как намечено и никак иначе. Как Верховный суд, который также не принимает законы, он только их исполняет. 

Но план составляется и соответственно Госплан действует только на основе программы партии. Программа есть сердцевина политической жизни советского социалистического государства. Выборы в Советы происходит на основе программы партии. Депутаты, исходя из своих интересов, тем не менее, действует в рамках программы партии как выразительнице общих интересов трудящихся и избирается на основе программы партии. Программу партии как общую цель вполне можно совместить с материальной заинтересованностью депутатов в успехе своих предприятий и с тем фактом, что кандидаты в депутаты выдвигаются на основе предложений первичных партийных организации. Иначе говоря, коммунисты, избранные депутатами и коммунисты, избранные в руководящие органы коммунистической партии просто выполняет разные функции. 

Но программа может быть действенной только при наличии внутрипартийной демократии. Внутрипартийная демократия делает возможной советскую демократию. Впрочем, одно другое обусловливает. Органическая взаимосвязь между интересами трудовых коллективов интересами депутатов и программой возможна только тогда, когда есть внутрипартийная и советская демократия. Наличие внутрипартийной демократии делает депутатов реальной властью, а не придатком к партийному аппарату как было раньше. Например, взять право партии отозвать депутатов или скажем министров, если те не выполняет программу партии. Такое право у партии обязательно должно быть. Но в условиях внутрипартийной демократии партийный аппарат не сможет самолично решить вопрос об отзыве депутата или министра. Он сможет только предложить пленуму ЦК или местного партийного комитета или съезду партии отозвать того или иного члена партии с занимаемых государственных должностей. Т.е. партийному аппарату свои предложения придется доказывать. Сам факт существования внутрипартийной демократии, которую нельзя упразднить сразу изменит положение партийного аппарата в системе партийно-государственной власти. И, наверное, стоит подумать о создании какого-нибудь партийного органа внутри самой партии, который занялся бы разъяснением программы партии. Дело в том, что программа дает только общие направления деятельности партии. Но жизнь постоянно меняется и чтобы не отстать от реальности, отдельные положения программы придется разъяснять, программу придется приспосабливать к новой реальности в то же время, не отказываясь от самой программы не отказываясь от основных направлений программы. И может быть целесообразно, соединить этот будущий партийный орган с партийным контролем. Чтобы в каких-нибудь изменившихся условиях, когда программу партии придется дополнительно разъяснить, не получилось так, что выполнение программы противоречит партийной дисциплине. Чтобы не запутаться в такой ситуации, нужны специальные знания.   

Сразу встает вопрос, как гарантировать партийную демократию в любых условиях. Один из путей решения этой проблемы, может быть, раздел в будущей советской конституции посвященный коммунистической партии точнее принципам ее организации. Где записаны в общих чертах, например принципы устава партии, каков должен быть устав коммунистической партии. Один из главных принципов должен быть принцип отделения партийного контроля от Центрального Комитета. Как это было вплоть до 1934 года, когда ЦКК (Центральная Контрольная Комиссия предшественник Комитета партийного контроля во времена Сталина – Горбачева) действовал независимо от ЦК. Но это не было записано как незыблемое правило, что сделало возможным упразднение независимого статуса ЦКК. Такие вещи не должны повторятся. ЦКК создавался именно как противовес ЦК. От наличия или отсутствия партийного контроля напрямую зависит наличие или отсутствие партийной и советской демократии. Отстаивание своей позиции с помощью аргументов, а не с помощью интриг должно быть нормой партийной жизни. Этот и им подобные принципы должны быть записаны в конституции, чтобы было ясно, как должен выглядеть устав коммунистической партии. Это очень важно, чтобы в случае кризиса компартия могла возродиться, опираясь именно на эти принципы, возродится именно как коммунистическая партия.  

Программу коммунистической партии точнее принципы ее создания также следует записать как часть конституции. Программа коммунистической партии есть высшее выражение политических интересов трудящихся, и план входит составной частью в программу партии. Бюджет страны является подчиненной часть плана. Но если план составляется на относительно короткий период на пять лет, то программа на более длительный период скажем лет на 10 – 15. При приближении срока ее окончания должна подготавливаться новая программа. Необходимо на законодательном уровне предусмотреть, чтобы страна не могла жить без программы коммунистической партии. Например, план не может быть принят, если он несовместим с программой или программы вообще нет. Но главное программа нужна, для того чтобы обеспечить преемственность политики. Генсеки уходит и приходит, но каждый последующий генеральный секретарь или председатель президиума будет продолжать ту же политику, пока действует программа партии. И поэтому программу партии следует записать как государственный закон. Очевидно, что при условии существования внутрипартийной демократии Программа партии, как определяющий документ для деятельности партии, приобретет некое самостоятельное значение, с которым должен будет считаться каждый последующий генеральный секретарь, как сегодня главы государств вынуждены считаться с конституцией страны. Вместе с тем программа коммунистической партии как часть конституции страны, принципы устава компартии также как часть конституции страны создаст тот страховочный механизм, который не позволит распасться компартии и погибнуть Советской власти в случае кризиса. 

В связи с этим целесообразно подумать о создании новой ветви власти в структуре законодательной ветви советской власти. Целесообразно предложить, чтобы законодательная ветвь власти в системе советской власти состояла из двух частей или двух палат – постоянной и непостоянной части, т.е. неизбираемой и избираемой палат. Например, президиум Верховного Совета, который раньше состоял из тех же депутатов. В новой советской власти он может действовать на постоянной основе, и состоять не из депутатов. А из людей обладающих специфическими знаниями, которые будут «гасить» любые необдуманные законодательные инициативы любые законы или их проекты, которые могут расшатать советскую власть. Это необходимо для того, чтобы не позволить политике метаться из стороны в сторону. Реальная жизнь постоянно будет подкидывать разные каверзы, программа партии также будет требовать новых разъяснений, потому что жизнь будет постоянно меняться. Этот орган власти должен удержать партию и депутатов в четких границах советской власти соответственно должен обладать правом вето и дилетанты не могут этим заниматься. Дело в том, что закономерности общества есть довольно специфические законы и их надо знать. Демократические банальности здесь не проходит, что доказывает наша собственная практика. Чтобы не появлялись незрелые партийные или государственные документы, например, Программное заявление принятое XXVIII съездом КПСС в 1990 году. Очень незрелый документ коим в практической деятельности нельзя было пользоваться, и это была одной из причин, почему партия развалилась. Или создание поста президента, что было вовсе бессмысленным экспериментом. Зачем нужен был пост президента, если по конституции существовал Президиум Верховного Совета СССР, который обладал всей полнотой власти? Словом эта постоянная палата законодательной власти должна обезопасить законодательную власть от необдуманных шагов. Эта структура должна состоять из тех же членов, как и контрольный орган партии, следящий за выполнением программы партии, что должно обезопасить и партию от незрелых партийных решений. Т.е. по сути это партийно-государственный орган власти. Формироваться эта структура должна из людей достигших определенного возраста жизнью доказавших свою принципиальность членов коммунистической партии и в то же время теоретически подкованных. Практика показала, что люди идейные действует с такой же страстью и энергией, как и люди, защищающие свою собственность. 

Для сравнения. Президиум Верховного Совета по конституции 1977 года обладал всей полнотой власти. Мог издать указ, обладающий силой закона. Мог разъяснить любой закон, т.е. обладал правами конституционного суда. В новой версии советской власти Председатель Президиума Верховного Совета является также и верховным главнокомандующим. Можно сказать и иначе. Председатель конституционного суда является верховным главнокомандующим. Это уж кому как нравится. И члены Президиума Верховного Совета должны быть постоянными, т.е. избираться пожизненно. Что ещё больше членов Президиума в новой версии советской власти делает похожими на членов конституционного суда. Но из этого следует, что Президиум Верховного Совета не вмешивается в оперативную деятельность правительства и чья функция – стоять на страже. Иначе говоря, Президиум Верховного Совета это высшая абсолютная власть чьё предназначение – никогда не быть использованной. Как вооруженные силы стратегического назначения. Единственный род войск, который никогда не был использован в реальном бою. Такая структура власти стабилизирует обстановку в любом случае. В случае войны или когда страна распадается изнутри. И обеспечит преемственность политики.       

_____________________________ 

Это все что сейчас можно сказать о будущей советской власти. Слишком детальная разработка отдельных вопросов отнимет свободу действия у будущих творцов советской республики и у будущих практических политиков. Можно пойти по пути конституции США, где записаны только основные принципы. Все-таки эта конституция существует свыше 200 лет. Наверное, самая постоянная конституция в мире. Нам слишком много проблем принес прежний порядок, когда с легкостью по мановению очередного генсека менялась и конституция страны и устав партии. Опираясь на накопленный советский опыт, в том числе и на опыт бывших стран народной демократии можно наметить только некоторые принципы как должна быть устроена советская республика. Заранее можно сказать, что в реальной практике будущей советской республики неизбежно появится какие-то новые проблемы, которых сейчас нельзя предвидеть. Будущая советская республика должна уметь «переварить» экономические противоречия, которые неизбежно появится, не дав перерасти им в политическую катастрофу, сама при этом оставаясь нетронутой. Новая советская республика примет во внимание весть опыт прежней советской власти, в том числе и негативный, чтобы его не повторять. 

Еще несколько слов о соотношении государственного и партийного точнее соотношения права и партийного устава внутрипартийной жизни. Внутрипартийные решения не подлежит компетенции суда. Право всегда отражает какие-то сложившиеся интересы, интересы каких-то групп регулирует отношения между ними и в определенных условиях может служить тормозом развития. Право не есть что-то независимое от политики и по отношению к ней находится в подчиненном положении. Именно поэтому внутрипартийные, т.е. политические решения не подлежит правовому регулированию. Политические решения принимаются исходя из политической целесообразности из интересов пролетариата. И решению этих вопросов поможет связка съезд партии или пленум ЦК и будущей программной комиссии, что должно обезопасить от некомпетентности или демагогии. Это должно найти какое-то отражение в советских законах. Можно еще раз напомнить, что устав партии, точнее принципы его создания принципы создания программы партии будут «вставлены» в конституцию они согласованы между собой. И уже по этой причине внутрипартийные решения не могут противоречить конституции страны. Но конституционный или Верховный суд не может решать политические вопросы. Для этого необходимы специальные знания и как уже говорилось, право занимает подчиненное положение по отношению к политике. Если все-таки возникнет необходимость оспорить внутрипартийные решения, то эти вопросы следует решать пленуму ЦК съезду партии или Комитету партийного контроля (по вопросам, относящимся к его компетенции) и никак иначе.

Еще несколько соображений. Они напрямую не относится к конституции, но также имеют значение. В обществе и в коммунистической партии следует продумать механизм, который охранял бы от ситуации, когда лидер страны просто ничего не делает. Например, Горбачев. Формально Горбачев действовал в рамках права. Или вообще не действовал. И тогда когда в Прибалтике побеждали народные фронты. И тогда когда произошел раскол Коммунистической партии Литвы в конце 1989 года. Формально и выборы и раскол литовской компартии произошли демократическим путем. И в событиях в Грузии, когда толпа пыталась штурмовать здание ЦК Коммунистической партии Грузии и чуть позже, когда бандиты Народного Фронта Азербайджана уже готовились к вооруженному захвату здания ЦК КПА. Тогда в эти критические моменты был дан отпор вооруженным нападкам. Но сам факт появления этих и похожих проблем доказывает, что Горбачев просто бездействовал. Это и есть его преступление. Учитывая накал недовольства Горбачевым можно не сомневаться, что Горбачев был бы смещен. Но Горбачев ушел от ответственности. Ушел от ответственности путем придумывания новых органов власти, которые не были предусмотрены конституцией. Например, был придуман съезд народных депутатов СССР. Не съезд Советов, что было бы понятным, а именно съезд депутатов, которые действовали отдельно от депутатов Верховного Совета СССР. Или пост президента, что тоже не было предусмотрено никакими законами. Как показал опыт, внутрипартийная и общественная демократия сама по себе еще не служит гарантией от бездействия лидера. Гарантией может служить только существование партийной оппозиции альтернативной точки зрения. Но думается прямой запрет придумывать новые органы власти, которые не были предусмотрены конституцией или уставом партии также не помешает. Если всем становится видна некомпетентность лидера или его лицемерие или предательство он должен быть смещен, несмотря на его самомнение. Как Никсон президент США во время процедуры импичмента в 1974 году. Говорят, он пытался обойти Верховный Суд. Не получилось. Имей Никсон возможность придумать новые органы власти еще неясно, чем бы все закончилось.