Закон внутреннего развития
(Критика околомарксистских взглядов на Советскую власть)

Warning: "continue" targeting switch is equivalent to "break". Did you mean to use "continue 2"? in /var/www/u1143485/public_html/zakonomernost.su/templates/svetaine4/functions.php on line 194

3) Плановое хозяйство и чистая продукция

Теперь несколько слов о фактически экономической реформе осуществленной в 1941 году, когда показатель валовой продукции по-тихому был сменен показателем чистой продукции. Что дало прекрасные результаты. Н.А.Вознесенский председатель Госплана СССР в 1938 – 1949 годах заместитель председателя правительства СССР на XVIII Всесоюзной конференции ВКП (б) в 1941 году сказал, что достигнут прирост дополнительной чистой продукции на один миллиард рублей (XVIII Всесоюзная конференция ВКП (б). Н.А.Вознесенский. Хозяйственные итоги 1940 года и план развития народного хозяйства СССР на 1941 год. Каунас, 1941, с.22, на литовском языке). Из этого можно сделать вывод, что показатель чистой продукции тогда, в 1941 году, стал главным, что имело жизненно важное значение в ходе войны, начали совпадать статистика, объем производства, производительность, выделенные деньги. Фактически по-тихому была проведена экономическая реформа. Из правильной оценки вытекало и все остальное.

Несмотря на вовлечение в начале войны в производство новых мало подготовленных кадров, в период военной экономики в СССР повсеместно окрепла дисциплина социалистического труда и выросла его производительность. В промышленности производительность труда выросла в 1942 году на 19% и в 1943 году на 7% по отношению к предыдущему году. Наиболее быстро развилась производительность труда в машиностроении и военной промышленности. В этих отраслях промышленности производительность труда в 1942 году выросла на 31% и в 1943 году дополнительно на 11% по отношению к уровню производительности труда предыдущего года. Число отработанных часов, приходящихся на одного рабочего в среднем за месяц, увеличилось за два года Отечественной войны на 22%, и кроме того часовая выработка рабочего за то же время выросла на 7% (http://militera.lib.ru/h/voznesensky_n/10.html). Численность рабочих и служащих выросла на 6%, а фонд заработной платы – на 15%. Себестоимость промышленной продукции снизилась на 2,5%, создавая серьезные источники расширенного социалистического воспроизводства (Вознесенский Н. Военная экономика СССР в период Отечественной Войны, М., 1948, с.142-143, http://militera.lib.ru/h/voznesensky_n/13.html).

Это в свою очередь доказывается следующими фактами. Рост производительности труда обеспечил снижение затрат живого труда на единицу изделий, в первую очередь на продукцию военной промышленности. Затрата труда на заводах авиационной промышленности в производстве самолета ИЛ-4 уменьшилась с 20 тыс. человеко-часов в 1941 году до 12,5 человеко-часов в 1943 году; затрата труда на самолет ИЛ-2 уменьшилась соответственно с 9,5 тыс. до 5,9 человеко-часов; затрата труда на самолет ПЕ-2 уменьшилась с 25,3 тыс. до 13,2 тыс. человеко-часов. На артиллерийских заводах затрата живого труда в производстве 152-лш гаубицы-пушки уменьшилась с 4,5 тыс. человеко-часов в 1941 году до 2,4 человеко-часов в 1943 году; затрата труда на 76-мм полковую пушку уменьшилась с 1,2 тыс. до 0,8 тыс. человеко-часов; затрата труда в производстве дивизионной пушки уменьшились с 2,2 тыс. человеко-часов в 1941 году до 0,6 тыс. человеко-часов в 1944 году. Затрата труда на заводах вооружения: в производстве крупнокалиберного пулемёта уменьшилась с 642 до 329 человеко-часов; в производстве винтовки уменьшилась с 12 до 9 человеко-часов и в производстве 1000 штук патронов TT снизилась с 13 до 10,8 человеко-часа. Затрата живого труда на танковых заводах в производстве танка T-34 уменьшилась с 8 тыс. человеко-часов в 1941 году до 3,7 человеко-часов в 1943 году; затрата труда на КВ уменьшилась с 14,6 тыс. до 7,2 тыс. человеко-часов (http://militera.lib.ru/h/voznesensky_n/10.html).

И это сопровождалось ростом реальной заработной платы. Был поднят уровень заработной платы в угольной и нефтяной промышленности, в черной, цветной металлургии и в военной промышленности. Например, заработная плата рабочих в союзной промышленности увеличились с 375 в 1940 до 573 в 1944г., причем в угольной промышленности она достигла 729 и в черной металлургии – 697 руб. Среднемесячная заработная плата инженерно – технических работников в союзной промышленности выросла с 768 в 1940 до 1209 руб. в 1944г., причем в угольной промышленности она достигла 1502, а в черной металлургии – даже 1725 руб. (Н.А.Вознесенский. Избранные произведения. М.,1979, с.553-554). И это были не просто большие деньги. Зарплата была «связана» с тогдашними ценами, и стимулировала рост производительности труда, а не производство только чего-нибудь дорого и энергоемкого. 

Это стало возможным благодаря господству чистой продукции, а не вала. И только в связи с ростом производительности труда имеет значение все остальное. Во весь период военной экономики сохранилось устойчивое денежное обращение, несмотря на значительную эмиссию денег, выпущенных во время войны. Это объясняется следующими обстоятельствами:

1) сохранение твердых государственных розничных цен на предметы продовольствия и предметы первой необходимости;
2) сохранением устойчивых отпускных цен на средства производства и военную технику при заметном снижении себестоимости;
3) централизованным распределением материальных ресурсов подчиненным плану;
4) устойчивыми заготовительными ценами на сельскохозяйственные продукты (Н.А.Вознесенский. Избранные произведения. М.,1979, с.553-554), при сосредоточении основных масс этих продуктов в руках Советского государства;
5) монополией внешней торговли;
6) организацией с 1944г. государственной коммерческой торговли, которая дала возможность отоварить возросшие заработки рабочих (Н.А.Вознесенский. Избранные произведения. М., 1979, с.561,562). 

Т.е. старались сделать все, чтобы избежать инфляции. Конечно, военная экономика сама по себе очень непродуктивна, она пожирает ресурсы всей остальной экономики. Особенно это заметно во время войны, когда никакой другой экономики кроме военной вообще не остается. Как результат, несмотря на все предосторожности, после войны пришлось провести денежную реформу, ибо появились лишние деньги. Но сам факт, что во время столь затяжной войны удалось сохранить устойчивое денежное обращение, говорит о многом.

Т.е. полная противоположность экономике, где господствует вал. Зарплата растет, производительность растет, себестоимость падает. Все, как и должно быть. После войны Вознесенский писал, что 66% промышленного производства СССР оказалось на временно оккупированной территории или непосредственно в зоне боевых действий (Вознесенский Н. Военная экономика СССР в период Отечественной Войны, М., 1948, с.173, http://militera.lib.ru/h/voznesensky_n/15.html). Т.е. победа была достигнута 34% довоенной экономики. Увеличилось валовая продукция промышленности в восточных районах СССР в 1944 военном году в 2,8 раза по сравнению с 1940 мирным годом и рост продукции предприятий военной промышленности за то же время – в 6,6 раза (Вознесенский Н. Военная экономика СССР в период Отечественной Войны, М., 1948, с.174, http://militera.lib.ru/h/voznesensky_n/15.html). Например, валовая продукция всей государственной промышленности и промкооперации в 1943 году увеличилась на 17% против уровня 1942 года (Вознесенский Н. Военная экономика СССР в период Отечественной Войны, М., 1948, с.142, http://militera.lib.ru/h/voznesensky_n/13 html).

Несколько слов о промышленной кооперации. Этого явления во время позднего Советского Союза практически не было, поэтому о нем можно сказать несколько слов. Тогда во время войны и сразу после нее промышленная кооперация было распространенным явлением, она помогала восстанавливать промышленность. Но промышленная кооперация это элемент привычного рынка. Такой же, как колхоз, как и любой другой кооператив. Промышленная кооперация действовала путем договоров с государственными предприятиями. На нее план может распространяться, может не распространяться. 

Все эти примеры показывают, что военно-экономическое возрождение Советского Союза во время войны и есть настоящее экономическое чудо и достигнуто оно было благодаря господству чистой продукции благодаря умелому сочетанию плана и обычного рынка. Уже в 1942 году Советский Союз начал сравняться в производстве основных видов вооружения с Германией, например, по производству танков. Эти примеры показывают, насколько успешно чистая продукция способствует росту производительности труда. Можно только себе представить, каких результатов можно достичь, если чистую продукцию применить, в так сказать обычной экономике. Но господство чистой продукции несовместимо с государственным хозяйством, где господствует догмы о товарно-денежных отношениях, т.е. якобы они и общественная собственность несовместимы. Что не позволяет увидеть преимущества чистой продукции. Во втором издании Большой Советской Энциклопедии вышедшем в 1951 году о недостатках вала уже ничего не говорится (Д.Валовой, Тайны Овального зала, М., с.20).

В связи с этим несколько слов о советской оборонной промышленности после войны как о примере применения плана так сказать по назначению. В советской обороной промышленности в послевоенное время действовал так называемый принцип программно-целевого планирования. Т.е. деньги выделялись под конкретные проекты, не было никакого повторного счета. У оборонной промышленности заказывались изделия с конкретными характеристиками и с указанием требуемого количества. Указывалась требуемая степень надежности и директивная стоимость. За претворение в жизнь проекта был ответственен Генеральный конструктор. Он формировал «команду» главных конструкторов, ответственных за различные направления разработки комплекса. Каждый главный конструктор отвечал за разработку порученной ему продукции, ее технологичность, внедрение и авторский надзор за производством. Причем если это было необходимо, он выходил с предложениями о реконструкции любого завода – соисполнителя работ. Существовал своеобразный арендный подряд, которому не мешали ни планирующие органы, ни ведомственные перегородки (Литературная газета, н.19, 1990). 

И это сразу дало результаты. Наверное, не надо никому напоминать, какой силой обладала Советская Армия, никто не жаловался на качество советской военной продукции. Все объясняется не мистическим советским менталитетом, а особенностями планирования. И достигнута эта военная сила была с неизмеримо меньшими затратами чем в США. Для частных собственников, для акционеров, которым принадлежит военная промышленность США, чем дороже продукция, чем государственный заказ больше, тем лучше. Т.е. то же самое явление как в нашем тогдашнем плановом хозяйстве. Что касается советской оборонной промышленности, все казалось не так, как во всей остальной экономике. И здесь кажущееся противоречие с остальным плановым хозяйством. Но противоречия здесь нет. В тогдашней обороной промышленности большое значение имело количество, и в этом смысле оно было полностью согласовано с остальным плановым хозяйством. Армии требовалось очень много всего и требовалось постоянно. Но в отличие от гражданской промышленности, где предприятия были заинтересованы только в производстве чего-нибудь дорого и большего даже в ущерб качеству, предприятия оборонной промышленности была заинтересованы и в количестве и в качестве. Указание конкретных характеристик и выделение денег под эти проекты способствовало наукоемкости военной продукции. Получались, как бы два хозяйства, где так сказать, в одном конце сконцентрировано господства вала, где продукция, казалось бы, не имеет даже намека на наукоемкость, и в другом конце самая новейшая, наукоемкая продукция, где вала нет. В действительности это было одно плановое хозяйство.

Исходя из накопленного опыта, можно спрогнозировать, как может выглядеть экономика, где будет господствовать чистая продукции. План должен быть обязателен. Но он должен быть и выгоден, его надо привязать к конкретной продукции. В отдельных случаях можно наметить и директивные цены и обязательные поставщики. Т.е. как раньше. Но это не должно стать опять всеобъемлющим правилом. Планирование должно касаться только определяющих отраслей самых главных товаров, только отдельных предприятий, которые и созданы для какой-нибудь целевой задачи и где план на 100% покрывает всю продукцию. Но предприятию надо оставить возможность действовать и вне плана. Не всегда все можно предусмотреть. На других предприятий или групп предприятий тем более план может быть только временный «гость» покрывать только часть продукции, т.е. должен быть «плавающим». Главное, планирование должно способствовать не просто росту экономики и росту производительности труда, но и росту платежеспособности тех, кто работает в решающих отраслях тем самым, способствуя росту платежеспособности всего населения. Это и будет разумная экономическая политика, где рост платежеспособности одних групп населения не снижает покупательной способности других групп населения как это сплошь и рядом происходит при капитализме, где стремление капиталистов к прибыли ведет к постоянно возрождающейся тенденции к понижению покупательной способности трудящихся.

Также накопленный опыт позволяет сделать вывод, что планирование может собой заменить конкуренцию. Об этом сейчас никто не говорит. Но это доказывается планированием в советской военной промышленности. Изделию заранее давались некие характеристики, и под эти характеристики создавалось изделие. Сами характеристики брались не из головы, а исходили из практических потребностей, в данном случае оборонных. Также эти характеристики менялись в зависимости от опыта. То же самое можно было сделать и с гражданскими изделиями. Исходя из потребностей конкретного потребителя, могло создаваться изделие и в дальнейшем оно может меняться в зависимости от опыта. Такой подход годиться, создавая автомат Калашникова, танк или автомобиль. В этом отношении между этими изделиями нет никакой разницы. И такой подход вполне совместим с рынком. Когда изделие создано и выпущена некая пробная партия, тогда начинается коммерческое производство. Когда рынок насыщается, норма прибыли падает, тогда предприятие, исходя из накопленного опыта, создает новое изделие. Опять сперва следует госзаказ, пробная партия, коммерческое производство, большая норма прибыли, т.е. все повторяется сначала. Разница между планированием и банковской ссудой в том, что можно финансировать проекты, которые неизвестно дадут ли они коммерческую выгоду, можно экспериментировать с технологиями, а также финансировать проекты, о которых заранее известно, что они не окупятся. Например, строительство железных дорог в Сибири, на Дальнем Востоке или ежегодный завоз продуктов на север страны. Или финансирование крупных наукоемких проектов, например, исследование дна Мирового океана. Какая уж тут прибыль? Т.е. для коммерции и постоянного совершенствования частная собственность не нужна.

Экономическая политика, направленная на рост платежеспособности трудящихся могла быть дополнена и соответствующей промышленной политикой опирающейся на тогдашнюю структуру экономики. Используя монополистический характер советской экономики, необходимо было создать экспортную модель экономики. Создать, опираясь на структуру советской экономики избегая конкуренции внутри страны и тем самым, экономя ресурсы, опираясь на технологии, накопленные в военной экономике. Производить у себя все самое новейшие все, что определяет развитие экономики. Все что не самое новейшее, но нам необходимо можно было закупать за рубежом. Таким путем можно было воссоздать советский рынок и сделать свою валюту главной в мире. Но непонимание истинных причин технического отставания непонимание места чистой продукции в советской экономике слишком дорого обошлась советскому обществу. Пошли по пути нового мышления и уничтожения высокотехнологичных отраслей экономики как якобы ненужных. Как и в нынешней капиталистической России, где развитие торговли сферы услуг и некоторое усиление военной мощи выдается за экономическое развитие, когда платит миллионы приглашенным тренерам, вместо того чтобы платить те же миллионы приглашенным инженерам. Словом, ошибка в приоритетах развития экономики никак не отвечает задаче повышения доходов у широких масс населения и воссозданию страны.