Закон внутреннего развития
(Критика околомарксистских взглядов на Советскую власть)

Warning: "continue" targeting switch is equivalent to "break". Did you mean to use "continue 2"? in /var/www/u1143485/public_html/zakonomernost.su/templates/svetaine4/functions.php on line 194

4) Товарно-денежные отношения в плановом хозяйстве

Как видно существовал круговорот планового производства, когда производство одних изделий стимулировало производство других изделий и плановый спрос здесь является определяющим. Но промышленность была направлена только на производство чего-нибудь дорогого объемного и т.д. Что касается наукоемких изделий и малой стоимости то это уже как повезет. Если удавалось гарантировать заработную плату, то они производились. Для полной ясности ещё несколько примеров.

Уже было сказано о долгострое, но полезно вспомнить ещё раз. Долгострой означает закон дополнительного времени. Закон экономии времени Маркс считал первым экономическим законом на основе коллективного производства. В так сказать нормальном производстве, т.е. при господстве вала, использование этого закона было самым слабым звеном советского хозяйственного механизма (Д.Валовой. Тайны овального зала, М., 1991, с.58) – так казалось тогдашним производителям и строителям. Но закон экономии времени в плановом хозяйстве, где господствует повторный счет, превращался в закон дополнительного времени, когда времени есть столько, сколько требуется для изготовления очередного энергоемкого и большого продукта. Большое количество времени позволяло создать много стоимостей. И это годилось не только для долгостроя, т.е. для строительства, но и для промышленности в целом. Именно поэтому было навалом всего, где требовалось большое количество строительных материалов, больших перевозок, много энергии и т.д. И именно поэтому не хватало чего-то, что нужно в повседневной жизни, но, что требует само по себе небольшого количества, немного энергии, чья стоимость имеет тенденцию снижаться и одновременно это изделие требует ответственной работы и большой зарплаты. Все по Марксу. Как измерять величину стоимости – количеством содержащегося в ней труда. Количество самого труда измеряется его продолжительностью, рабочим временем (К.Маркс, Капитал, М., 1983, с.47). Т.е. чем больше труда, тем больше стоимостей. В бывшем советском обществе ценились те изделия, где требовалось много рабочего времени.

Или взять, например, вопрос так называемой незавершенки, т.е. незавершенное строительство. Согласно марксистско-ленинской теории воспроизводства и реализации общественного продукта, сверхнормативные запасы и незавершенка в строительстве, по Марксу, представляет собой неразумно израсходованный материал и средства труда. Поскольку они не стали потребительной стоимостью, т.е. товарами и услугами, постольку не должны участвовать в образовании стоимости. Но по методике ЦСУ сверхнормативные запасы и незавершенка превышала 200 миллиардов рублей, в том числе около 80 миллиардов в национальном доходе, не только участвует в образовании стоимости, но и «повышает» производительность труда и эффективность производства. Поэтому определение и национального дохода является научно не обоснованными, а расчеты и показатели, производимые на такой базе, не соответствовали действительности (Д.Валовой. Тайны овального зала, М., 1991, с.105 – 106).

Не совсем так. Что незавершенка и сверхнормативные запасы, которые не стали потребительской стоимостью, не должны участвовать в образовании стоимости, это так. Но в плановом хозяйстве, где господствует повторный счет сверхнормативные запасы и незавершенка участвуют в создании стоимости в создании планового изделия, удовлетворяет плановые потребности. Ведь для их производства или строительства израсходованы реальные ценности, и все они попали в отчеты, а строители или производители получили зарплату. Т.е. незавершенка выгодна. В товарном производстве никто не станет платить зарплату за продукцию, которую нельзя реализовать. Так и в плановом хозяйстве. Никто не станет производить продукцию, которая бесполезна для тогдашнего планового хозяйства. В данном случае продукция была реализована, т.е. для производства чего-то израсходованы реальные ценности. И это израсходование тянет за собой производство других реальных ценностей, которое тоже влечет за собой израсходование каких-то других ценностей. Т.е. в едином плановом хозяйстве материальные ценности вовлечены в реальный финансовый или производственный круговорот. Иначе говоря, они обладает плановой полезностью и выгодны плановому хозяйству. Структура зарплаты рабочих стимулировала постоянный рост незавершенки и вообще экономики.

Есть еще несколько фактов, которые показывают, что так называемое расточительство, в том числе расточительство рабочей силы, является естественным состоянием единого планового хозяйства. Коллективам, которые плохо использовали землю, машины, сырье и финансовые ресурсы, платили за единицу одинаковой продукции в 2 – 3 раза больше, чем передовикам. Это первый факт. И второй. Рост производительности труда должен снижать стоимость продукции, а на практике получалось наоборот: рост цен являлся важным рычагом «повышения» производительности труда (Д.Валовой. Тайны овального зала, М., 1991, с.129). Например, колхозы, которые неэкономно использовали землю, машины, сырье и финансовые ресурсы, т.е. употребляли их в огромных количествах, тем самым тянули за собой дополнительное производство машин, сырья, требовали ещё большего количества денег. Т.е. положительно влияли на производство. И то, что государство дотировало плохо работающие колхозы, это как раз очень логично, ибо их расточительство положительно влияло на развитие всего единого планового хозяйства. Т.е. тот же принцип, что и в незавершенке, когда дорогостоящие объекты тянули за собой остальное производство. И не важно, что они незавершенны. Главное, они положительно влияли на остальное производство. Или, скажем, рост расхода материальных ресурсов на единицу изделия, в том числе и на единицу мощности, скажем, трактора, автомобиля маскировался опережающим ростом цен, поэтому повышение материалоемкости конкретных видов продукции выглядело снижением последней (Д.Валовой, Тайны овального зала, М., 1991, с.52). Т.е. дополнительное расходование материалов или так называемое расточительство как бы скрывалось, его не было видно.

Оборотной стороной такого хозяйствования был тот факт, что колхозы не были заинтересованы, например, в сохранении уже собранного урожая и очень много терялось по пути в закупочные пункты. Говорят, что по пути на закупочные пункты терялось от трети до половины собранного урожая. Положение спасали приусадебные участки, которые, занимая несколько процентов от площади тогдашних колхозов, давали до трети продукции (были такие подсчеты). Даже если эти подсчеты неверны то, что у нас что-то не так с сельским хозяйством можно было заметить, зайдя в магазин и на базар. Между тем по данным Госкомстата, в ходе перестройки производство мяса на душу населения возросло с 64 до 65 килограммов в год. Это 5,5 килограмма в месяц. Если допустить, что почти половина шло на общественные потребности, то еще оставалось 3 килограмма. Но это только видимость. В действительности в 1989 году было меньше одного килограмма на душу населения в месяц (Д.Валовой, Тайны овального зала, М., 1991, с.21). То, что все это бесхозяйственность только видимость. И то, что происходил опережающий рост цен по сравнению с производительностью труда, «вымывание» дешевого ассортимента и расширение повторного счета предметов труда доказывает только то, что это было выгодно тогдашнему плановому хозяйству, где существовал повторный счет. В едином плановом хозяйстве место действительной незавершенки и сверхнормативных запасов, т.е. товаров и услуг, которые не стали потребительской стоимостью или точнее плановой потребностью, занимают научно – технические изделия и рационально организованное сельское хозяйство.

Особенности тогдашнего планового хозяйства диктовали и так сказать «внешние» признаки планового хозяйства. Фонд заработной платы по тогдашним методикам определялся умножением численности работников на их среднюю заработную плату. Предприятия были заинтересованы запрашивать в планах как можно больше работников. Применение уравнительного принципа планирования фонда заработной платы вел к тому, что сокращение численности людей автоматически уменьшало и фонд зарплаты (Д.Валовой, Тайны овального зала, М., 1991, с.52). Чтобы реальная заработная плата не теряла своей ценности и чтоб развитие производства не вело автоматически к росту рабочего класса, надо было изменить действующий принцип определения фонда зарплаты, который определялся по объему товарной продукции (Д.Валовой. Тайны овального зала, М., 1991, с.117), т.е. прервать автоматическую связь между заработной платой и численностью коллектива. Понятно, что если фонд зарплаты напрямую связан с количеством рабочих, то это препятствует научно-техническому прогрессу, ибо научно-техническое развитие неотделимо от уменьшения численности рабочих на конкретном предприятии. 

Родным братом автоматическому росту рабочего класса являлся план от достигнутого уровня, т.е. механический рост от однажды достигнутого уровня. В результате плана от достигнутого терялась возможность маневрировать в зависимости от ситуации на рынке и внедрять технические новинки. Предприятие было заинтересовано лишь в том, чтобы внедрить дорогое (Д.Валовой, Тайны овального зала, М., 1991, с.52). Отличительной особенностью плана от достигнутого являлось то, что заранее устанавливался коэффициент зарплаты к объему товарной продукции, несмотря на различия товаров. Это приводило только к одному: выгодны они или не выгодны с точки зрения зарплатоемкости (Д.Валовой. Тайны овального зала, М., 1991, с.127). Товарная продукция – это вал за исключением незавершенного строительства. Т.е. устанавливался коэффициент зарплаты к объему повторного счета. Совершено ясно, что такой порядок вел только к тому, чтобы производить только то, что дорого.

Ещё одна особенность. Порядок формирования фонда заработной платы и план от достигнутого уровня были связан и с фиксированными ценами. Считалось, что в тогдашнем едином плановом хозяйстве нельзя ориентироваться на цену продукции. Цена не зависела от спроса, от реальной трудоемкости, она могла быть и гораздо ниже, и гораздо выше. Словом, она не показывала реального спроса. Считалось, цена зависела только от количества израсходованных материалов (Д.Валовой, Тайны овального зала, М., 1991, с.52).

Так говорили те, кто был знаком не понаслышке с советской экономической реальностью. И с первого взгляда такая оценка совершено правильна. Цена зависела от количества израсходованных материалов. Это действительно так. Но если вдуматься, в тогдашнем плановом хозяйстве можно было ориентироваться на цену продукции. Цена была сориентирована на плановые потребности, т.е. на плановый спрос не на обычный рынок. Отсюда кажущееся бессмысленность цены. Тот факт, что она зависела от количества израсходованных материалов, означал, что она включает в себя труд необходимый для изготовления какого-нибудь планового изделия. Также как и в рыночном хозяйстве, цена зависела от созданных стоимостей в данном случае стоимостей в интересах планового хозяйства. Как писал Маркс, цена есть денежное название овеществленного в товаре труда (К.Маркс, Капитал, Том первый, М., 1983, с.111). Т.е. чем больше труда, тем продукция дороже. Но это вполне годится и для тогдашнего планового хозяйства. Чем больше труда вложено в изделия созданные в интересах планового хозяйства, тем больше цена. Путаницу вносило то, что плановые потребности плановый спрос не имел ничего общего с обычным рыночным спросом. 

Дорого – значит, выгодно. Здесь суть планового хозяйства, где господствует повторный счет. Дорогое тянет за собой производство. Это никакая не бесхозяйственность, а закономерность единого планового хозяйства. Развитие единого планового хозяйства означает увеличение стоимости. Производилось только то, что требовало много сырья, много энергии, а большие цены были выгодны производителям. Рост производительности труда должен снижать стоимость продукции, а в прежней советской практике получалось наоборот: рост цен являлся важным рычагом «повышения» производительности труда (Д.Валовой. Тайны овального зала, М., 1991, с.129). Так происходило потому, что рост цен выгоден плановому хозяйству, где господствует повторный счет. Рост производительности труда, если его понимать, как снижение стоимости продукции, тогдашнему плановому хозяйству не нужен. Именно поэтому повышение производительности труда сопровождалось ростом цен (Д.Валовой. Тайны овального зала, М., 1991, с. 100). Как говорил Маркс, мера стоимости товара – рабочее время (К.Маркс, Капитал, том 1, М., 1983, с.104). Т.е. чем дольше продолжался труд, создавая какое либо изделие, тем больше стоимость этого изделия. Но это полностью годится для единого планового хозяйства. Строилось, создавалось только то, что требовало много рабочего времени. Т.е. то, что имело много стоимостей. 

Ни научно – технические изделия, ни сельское хозяйство с высокой урожайностью и рациональным использованием машин и оборудования не участвовали в создании стоимости, не удовлетворяли плановые потребности, не участвовали в плановом круговороте. Для их создания не требовалось много сырья, материалов, много рабочих и с точки зрения единого планового хозяйства их существование являлось лишним, а все материалы и средства труда, необходимые для их изготовления, являлись неразумно использованными. С точки зрения единого планового хозяйства научно – техническое развитие и на научной основе организованное сельское хозяйство являлись действительной незавершенкой, ибо для него все это невыгодно. Чем меньше труда вложено в плановое изделие, чем меньше стоимостей в нем содержится, тем бесполезнее эта вещь для планового хозяйства, где господствует повторный счет. Именно поэтому было мало наукоемких изделий. Государство, как и всякий другой собственник, думало, прежде всего, о прибыли, т.е. в данном случае о создании все большего количества стоимостей и развитие планового хозяйства направлялось на те отрасли производства, где можно создать наибольшее количество стоимостей. И совершенно не важно, что создаваемые предметы, как правило, мало годились для обычного рынка. Зато они обладали плановой полезностью или потребительской стоимостью для единого планового хозяйства и тем были ценны. Уже созданная стоимость использовалась как основа для дальнейшего планирования и создания новых стоимостей.

Но существовал ещё один вариант планового хозяйства, где господствовал показатель чистой продукции. Вариант планового хозяйства, где господствует повторный счет сырья и материалов имеет особенность, что статистика рост денежной массы по сравнению с товарной массой заработная плата – все является преувеличенным. В плановом хозяйстве, где господствует чистая продукция, совпадает производительность труда с заработной платой, последняя растет согласно первой, совпадает денежная и товарная масса и статистика со всеми ими. Товарно-денежные отношения остаются в любом случае. Просто в плановом хозяйстве, где господствует повторный счет, это маскируется кажущейся бесхозяйственностью дефицитом и, следовательно, возникающей вслед спекуляцией производством нужных изделий под административным нажимом или манипулированием со статистикой и использованием повторного счета, чтобы трудовой коллектив не остался без зарплаты. Товарно-денежные отношения проявлялись в том что, несмотря на все официальные постановления предприятия старались производить лишь то, что им выгодно продавать лишь то, что им выгодно и сами старались получать только то, что им выгодно в данном случае старались получать дорогую продукцию. Т.е. фактически шло обычная купля – продажа под маской снабжения и государственного распределения. В плановом хозяйстве, где господствует чистая продукция, все было то же самое, только делалось открыто. Плановый спрос остается в любом случае. Просто в плановом хозяйстве, где господствует чистая продукция, плановое хозяйство не является закрытой системой, она сочетается с рыночным спросом, во-первых, потому что хозяйственная самостоятельность предприятий неотделима от товарно-денежных отношений и, следовательно, от рынка и, во-вторых, потому что планирование означает рост платежеспособности рабочего класса, который формирует обычный рынок. Плановое хозяйство это общественное хозяйство, так как отсутствует частная собственность. Но только в случае господства чистой продукции плановое хозяйство становится действительно общественным, так как она становится связанной с экономическими интересами трудовых коллективов с действительными потребностями трудящихся.