Закон внутреннего развития
(Критика околомарксистских взглядов на Советскую власть)

Какой должна быть новая Cоветская власть?

Сейчас в год 100-летия Октябрьской революции можно сделать некоторые выводы. Советская власть – это власть трудового народа власть рабочего класса. Конечно это так это аксиома. Но компартии если хотят возрождения советской власти, должны осознать что политическая структура, которая сложилась в ходе советского развития, не совсем совпадало с тем, какой советская власть представлялась в статьях Ленина, что появился новый опыт, которого Ленин не мог знать хотя бы по той простой причине что был первым. Советскую власть можно воссоздать или точнее создать заново только на новой основе никак не на старой, т.е. не в механическом возрождении тех политических форм советской власти, которые были. Казалось бы очевидный вывод. Но этот очевидный вывод никак не хотят понять те, кто до сих пор воюют с действительностью с помощью цитат Ленина, ответа ищут только в контрреволюции или в предательстве.

 

 

Конечно, было и предательство и контрреволюция. Но проблема глубже существовали экономические проблемы, и не Горбачев их создал. Существовали политические проблемы, которые показывали незавершенность прежней советской власти, и их надо было решать. Итак, выводы.    

 

В прежнее советское время деятельность депутата считалось общественной деятельностью, т.е. рабочий человек после работы на производстве в строительстве и т.д. еще должен был бесплатно заниматься государственной деятельностью. Считалось, что это обезопасит от бюрократизма. Но все кто жил в советское время знали, что депутаты не чувствовали себя властью. Значит, за депутатскую деятельность надо платить. Тем самым становится ясным, что депутатская деятельность это профессия и ею нельзя заниматься после работы на производстве. Чтобы депутат не оторвался от коллектива его избравшего, оплата депутатов должна зависеть от доходов предприятия. Что сразу делает депутатов активными. Оплата депутатов при социализме дополняет производственно-территориальный принцип выборов, не опровергает его. Только такой подход и делает советскую власть настоящей советской властью, ибо рабочие получают возможность напрямую влиять на государственную власть.

 

Несколько слов об отличии советского избирательного права от всеобщего избирательного права, которое есть во всех капиталистических странах. Всеобщее избирательное право есть формально избирательное право для всех, но это только иллюзия. В действительности побеждает только тот, у кого много денег. Наиболее яркий пример Конгресс США, который смело назвать клубом миллионеров. Там никогда не было левых даже в буржуазном понимании. Но это только один из примеров. В буржуазной демократии избираемый не связан с трудовыми коллективами. Собственность на средства производства собственность на землю не оставляет от равных прав для всех камня на камне. Буржуазная демократия это демократия для тех, кто имеет частную собственность. При советской власти каждый депутат связан с каким-либо трудовым коллективом. Для буржуазии путь во власть закрыт, т.е. для тех, кто живет на нетрудовые доходы, а также для тех, кто живет за рубежом. Человек, живущий в мире капитализма, а именно таким сейчас является весь окружающий мир и значит, подвержен его материальным влияниям, не может решать дела социалистической страны. Также советская власть гарантирует те основные права, без которых вообще нельзя говорить ни о каком благополучии – бесплатную медицину бесплатное образование право на жилье право на труд, т.е. права, которые капитализм не может гарантировать в принципе или за которые, как правило, приходится платить. Внешне может казаться, что советская власть вводит какие-то ограничения по сравнению с всеобщим избирательным правом. Но это именно что кажется. Всеобщее избирательное право как несущественное отбрасывает то обстоятельство, какая форма собственности господствует и именно это делает ее формальной лицемерной. В действительности только советская демократия есть настоящая демократия, демократия для тех, кто работает высшая ступень по сравнению с всеобщим избирательным правом. В этом смысле новая советская власть возвращается к тому чистому пониманию советской власти, какое было в 1917 году.  

 

Такое положение ведет к некоторым выводам. Предполагается наличие плана, чтобы деятельность депутатов не превратилась в хаос. Госплан должен быть органом власти параллельный правительству отдельной ветвью власти записанной в конституции, чтоб его не было возможным упразднить просто так в угоду политической конъюнктуре как это, увы, случилось в последний период перестройки. План утверждается Верховным Советом. Но если он уже обдуман и утвержден, он не должен корректироваться без санкции Госплана и без крайней необходимости. И таких крайних необходимостей должно быть по возможности меньше. Госплан присматривает за правительством министерствами предприятиями и даже в некотором смысле за самим Верховным Советом, чтобы план не начал корректироваться в сторону занижения исходя из местных ведомственных интересов личных амбиций или просто некомпетентности. Т.е. план, точнее контроль над его осуществлением переходит полностью под контроль Госплана. Как Генеральная прокуратура, которая сама не заводит уголовное дело, только присматривает за ходом следствия и представляет интересы следствия на суде (по крайней мере, так было в советское время), если применить аналогию.   

 

О значении программы коммунистической партии. Преемственность политики может обеспечить только программа коммунистической партии. Именно программа партии дает направление планированию. Программа правящей коммунистической партии должна быть записана как государственный закон как статья конституции, что не позволит ее игнорировать или в случае кризиса или при смене руководителя государства или просто по истечению срока очередного пятилетнего плана. Программа охватывает примерно несколько десятилетий и принимается исключительно правящей коммунистической партией не Верховным Советом здесь не должно быть никаких двусмысленностей. Т.е. одну программу осуществляют подряд несколько руководителей партии и государства. По истечении срока действия старой программы принимается новая. Должен быть установлен незыблемый порядок, чтобы государство не могло жить без программы как сегодня государство не может жить без утвержденного бюджета. Но ни в одной социалистической стране программа правящей компартии не была записана как государственный закон и это очень странно. Даже в самих правящих компартиях программа не была записана как нечто решающее незыблемое, то с чем должны считаться руководители партии, программа больше рассматривалась как флаг. Об этом говорил Энгельс. Но какое значение имеет флаг, если на него никто не обращает внимания. Некоторые компартии вообще жили без программы, например Польская объединенная рабочая партия в период социализма, что очень негативно сказалось на развитии социалистической Польши. То же самое правило подтвердилось и у нас в период поздней перестройки в 1990 году, когда на XXVIII съезде КПСС была принята так называемое Программное заявление, из которой вообще не было ясно, что делать. 

 

Если есть программа, значит должна быть некая программная комиссия, которая ее подготовит и затем следит за выполнением. Это должен быть партийно-государственный орган власти, т.е. профессиональный. Дело в том, что закономерности общества есть довольно специфические и их надо знать. Демократические банальности здесь не проходит, что доказал опыт перестройки. Чтобы не было таких глупых экспромтов как подготовка нового союзного договора в 1991 году, что напрямую привело к беловежским соглашениям или создание поста президента, что было тем более бессмысленным шагом, ибо рядом существовал Президиум Верховного Совета СССР, орган власти, обладавший по тогдашней конституции высшей государственной властью. Центральный комитет партии съезд партии или, например Верховный Совет как избираемые органы власти далеко не всегда будут обладать необходимой компетентностью. Что доказал хотя бы опыт перестройки. Т.е. этот новый орган власти должен не просто следить за тем как выполняется программа, но и должен себя противопоставить демагогии лицемерию просто некомпетентности. Следовательно, он должен быть несменяемым как Верховный Суд (фактически он и будет Верховным Судом по своему значению для партии и государства) и обладать или правом вето или правом оспаривать любые партийные и государственные решения. Нечто подобное Совету Безопасности ООН, где постоянные члены Совета Безопасности обладают правом вето, что не позволяет политике метаться из стороны в сторону. 

 

Эти краеугольные камни – зависимость оплаты депутатов от успехов предприятия, Госплан как отдельная ветвь власти, программа как государственный закон, существование партийно-государственного органа власти, чья функция контрольно-консультативная должны составить основу новой советской власти. Эти выводы, продиктованные практикой и без этих новшеств, советская власть не сможет существовать. Все что сказано выше – об непознанных экономических закономерностях, о необходимости подкорректировать, что такое советская власть рассмотрены более подробно в работах Личный интерес как причина благосостояния для всех (меню с левой стороны) и в работе Новая Советская власть (меню с правой стороны).